Глеб – 25 янв 2016 20:44

Когда за день до окончания регистрации я позвонил в клуб и сухо услышал на другом конце трубки буквально следующее: "Если после того что я узнаю о предстоящем походе у меня все еще останется желание участвовать в нем, то будем рады". Далее последовал рассказ о спартанских условиях жизни в гостинице, о переходе порядка 12 км с рюкзаком набитым своим и общественным снаряжением и возможно холодной ночевке в палатке при -20 на высоте в горах и т.д. и т.п. Восприняв все сказанное буквально как вызов, я нисколько не сомневаясь принял решение об участии. Оставалось только самое главное-уговорить идти в поход мою жену.

Учитывая, что она давно знает о моем желании выехать на природу и отдохнуть от городской суеты - шансы были. Единственное что немного волновало меня-это то, что мы ведем обычный городской образ жизни не обремененной физическими нагрузками: не ходим в спортзал, не бегаем многокилометровки, хотя и часто прогуливаемся налегке на свежем воздухе. Поэтому я понимал, что наше физическое состояние далеко до идеального.

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

Честно рассказав все, что я услышал, и получив молчаливое согласие, я принялся готовить снаряжение: рюкзаки, палатку, лопату для снега, спальники до -38, одежду, карематы, горелку с баллоном, сухое горючее на всякий случай, аптечку, посуду, пояса и носки из собачьей шерсти, запасные зимние ботинки и фальшфейеры на "случай нашей эвакуации". Естественно, что некоторые вещи пришлось докупить, в связи с их отсутствием. В общем готовились, по моему мнению, как в автономный поход на несколько дней в район крайнего севера. В результате получились рюкзаки 24 кг и 14,5кг. К слову сказать все это в последствии нам сильно пригодилось и за исключением фальшфейеров мы использовали практически все взятые с собой вещи и снаряжение.
Единственной проблемой на тот момент послужило то, что как я не пытался засунуть все что хотел взять, оно не влезало в 75+10 и 55+15 литровые рюкзаки и мне пришлось часть груза переложить в гермомешок (имеющей очень неудобную, по моему мнению, форму цилиндра) и привязать сбоку рюкзака (чем доставил себе массу неудобств в дальнейшем).
Загрузив и примерив на себя достаточно тяжелый рюкзак, повесив на шею 2-х килограммовую зеркалку вместе с объективом и фотовспышкой я попытался привыкнуть к новым ощущениям и еще раз представить себя во всем этом в предстоящем приключении.
И так сборы закончены, "моя половина Елена" добавила в мой рюкзак два небольших герметичных пластиковых контейнера с холодцом для совместного празднования нового года с новыми друзьями, и для нас бутылку шампанского и грамм 400 коньяка. Ранее на мой вопрос нашему гиду стоит ли взять спиртное на новый год, он авторитетно сообщил, что в основном все ведут здоровый образ жизни и спиртное не приветствуется. С такими доводами спорить трудно. Приехав вечером в клуб, загрузив рюкзаки и рассевшись в мягких креслах, около 10 часов вечера вместе со всеми туристами мы выехали на комфортабельном автобусе в сторону Приэльбрусья.
За просмотром видео фильмов на телемониторах в автобусе и редких остановках ночь прошла достаточно быстро и незаметно.

По прибытию, пройдя необходимую регистрацию у пограничников мы достигли нашего отеля. Со слов нашего проводника, недавно в горах был снегопад и, действительно, выше и вокруг нас было достаточно много снега. После завтрака я получил часть общественного груза, в виде пяти батонов хлеба, и, упаковав их в рюкзак, мы были готовы к выходу в горы. Погода стояла великолепная: небольшой мороз, солнце и полное отсутствие ветра.
Начало нашего путешествия проходило по утрамбованной поселковым транспортом снежной дороге и было не

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

столь приятным для меня как я предполагал. Рюкзак с привязанным сбоку гермомешком с посудой, горелкой и холодцами сильно перевешивал на одну сторону и постоянно требовал к себе повышенного внимания. Необходимость вынимать фотоаппарат для съемки горных пейзажей также не добавляла удобства и скорости в продвижении. В результате пройдя первый километр мы начали отставать от основной группы. Не продолжительные остановки с горячим чаем и перекусом давали возможность немного восстановиться, но пройдя несколько десятков метров после отдыха быстро надвигающая усталость снова брала свое. Так мы шли километр за километром, постепенно набирая высоту, медленно и монотонно пытаясь приблизиться к основной группе. Группа практически всегда была в зоне видимости, но это не доставляло лично мне особой радости так как на общих остановках им приходилось дожидаться нас и это мне особенно не нравилось. На одном из привалов наш гид видя нашу спортивную форму взял наполовину заполненный полуторалитровый термос с чаем у Лены немного облегчив тем самым ее рюкзак. Второй инструктор шел за нами неотступно в нескольких метрах и постоянно обнадеживал и подбадривая нас. Его рюкзак не многим отличался от моего, но нес он его с абсолютной

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

легкостью. Так прошло несколько часов нашего изнурительного пешего перегона. Когда общественная со следами от автомобилей дорога закончилась и наш путь стал проходить по узкой заснеженной горной тропинке, видимо протоптанной нашей группой, уставший, я посмотрел на свои ноги и с удивлением обнаружил что при моей "спортивной" ходьбе каждый мой шаг не превышает 10-15 см. Я оглянулся и мне стало по человечески жалко мою жену, которая шла с большим рюкзаком, также медленно и тяжело переставляя ноги видимо мысленно понимая как и я, что идти нужно только вперед, с надеждой, что рано или поздно все это в конце концов кончится. Альтиметр показывал 2450м, что означало, что за эти часы перехода мы набрали высоту порядка 450 метров. Я поинтересовался у инструктора до какой высоты нам предстоит пройти. Услышав 2700м я был неприятно расстроен так как сил было не много, а идти оставалось почти столько же. (К счастью мы не дошли до конечного пункта назначения по расстоянию около 2-х км и остановились на высоте 2570. Но этого

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

тогда мы еще не знали).
Однажды, остановившись для отдыха и фотографирования и уперевшись палками в грудь я услышал вместо ударов сердца почти пулеметную очередь. В какой-то момент я пропустил Елену вперед чтобы в очередной раз немного отдохнуть и сделать несколько фото, но увидев как она пробирается по узкому каменистому участку тропинки с растущим по диагонали деревом, преграждающим ей путь с одной стороны и крутым обрывом с другой-мне стало по настоящему и реально смешно от мысли, что сил идти не то что нет, а вообще нет, а тут впереди еще такие препятствия. Гермомешок по совету Инструктора я перевесил под рюкзак, что дало некоторое облегчение при переноске, но его вес все равно удовольствия не доставлял. Иногда я ловил себя на мысли о том, что если бы мне встретился хотя бы небольшой ровный участок на нашем горном маршруте, я не взирая ни какие уговоры и советы наших организаторов этого путешествия с удовольствием поставил бы там палатку и начал бы обустраиваться.
Вдруг Лена, идущая впереди остановилась и когда я приблизился безутешно сообщила, что у нее сильно до боли замерзли руки. Зная ее терпеливость я понимал, что она ни когда не сказала бы мне об этом, если бы этого не было на самом деле. К тому времени появился ветерок, и мороз усилился, но неся в гору рюкзак, имея верхонки, предназначенные для арктических экспедиций и с надвинутой теплой балаклавой на носу, я не сразу заметил это. Первая мысль пролетела в голове, что у меня в рюкзаке есть мои носки из собачьей шерсти 46 размера и я предложил использовать их вместо варежек, а если не получится согреться, сверху на них одеть мои верхонки. Не знаю почему, но мне было приятно, что как и Лена тоже самое сделал и наш инструктор достав свои носки, видимо его руки также сильно замерзли. Буквально через минуту Лена радостно сообщила, что они согрелись полностью и мы двинулись дальше.
Пройдя еще какое-то время, я не сразу увидел, что вдалеке на возвышенности возле больших камней стоят фигуры людей и машут нам руками. С надеждой я подумал, что видимо это и есть наше место стоянки. До них оставалось совсем близко и через несколько десятков минут мы поднялись на ровное открытое плато, окруженное с трех сторон горами и пусть не с сильным, но с постоянно, похожим на дыхание, дующим ветром. По всей видимости приблизившись близко к этому месту мы и попали в

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

струю этого ледяного воздушного потока, заставившего так быстро замерзнуть руки Лены и Инструктора.
На стоянке все возились возле своих рюкзаков, несколько палаток уже стояло, одна из которых выделялась и была похожа на азиатский шатер окруженный со всех сторон по окружности 80-ти сантиметровой защитной стенкой из снега и снежных комьев и торчащими с разных сторон треккинговыми палками соединенных с шатром растяжками.
Я видел как наш гид, сидя в выкопанной яме, разогревал и готовил нам еду при помощи горелки, укрыв ее и котел стеклотканью. Как достали печенье, сыр, стали разливать из термосов чай. Вылив в себя кружку почти горячего чая и съев несколько конфет и печенья, я принялся расчищать и выравнивать лопаткой место под палатку пытаясь предположить может ли измениться ночью направление ветра и каким он может быть, чтобы попытаться расположить вход с противоположной от ветра стороны. Начинало быстро смеркаться. Засыпав юбку палатки снегом и закрепив растяжки я стоял возле нее и смотрел как Лена находясь в тамбуре возится внутри нее, видимо расправляя карематы и спальники, как вдруг я почувствовал что замерз на ветру и морозе так, что внутри меня находится огромное количество ледяных иголок. Раннее я никогда не испытывал такое чувство и не думал, что можно настолько застыть и почувствовать настоящий лед внутри себя. Как потом оказалось ветер усилился и температура опустилась в районе нашей стоянки опустилась до -29.

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

Я стал спешно доставать из рюкзака пуховку и как можно быстрее старался одеть ее. Узнав об этом, Лена пыталась одновременно просунуть под пуховку и надеть на меня пояс из сабачьей шерсти и одеть на мою голову пуховый капюшон. Практически через минуту как на меня все было одето мне стало значительно комфортней и теплее.
В темноте, при свете фонариков мы закончили установку палатки, застелили и застегнули спальники, распихали рюкзаки и вещи по углам тамбура и по нашему мнению полностью подготовили для себя ночлег. По команде от нашего гида, мы приступили к ужину, Лена тут же достала холодец и предложила всем, но он замерз на морозе так, что выглядел хрустящим ледяным порошком с волокнами мяса и его мало кто даже попробовал. Затем под музыку из небольшого электронного устройства были танцы и песни вокруг праздничной елки, сделанной из треккинговых палок, освещенных изнутри фонариками и украшенных елочными украшениями заботливо взятыми участниками. Через некоторое время наши Инструкторы посоветовали всем в связи с резким похолоданием и поднимающимся ветром разместиться в своих палатках и встретить праздник не дожидаясь начала нового года. Время показывало около 19-30. Нас не пришлось долго уговаривать.

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

Пока мы снимали верхнюю одежду и залазили в спальники мы порядком продрогли, хотя в палатке было значительно теплее чем снаружи и полностью отсутствовал ветер, а два теплых зимних спальника соединенные друг с другом молниями внушали доверие. Поместившись в них Лена достала конфету, а я разлил по металлическим кружкам коньяк. Поздравили друг друга с наступающим Новым годом. Пол стакана коньяка влилось в меня я даже не заметил как. Закусив конфетой и застегнув молнию на спальнике стало по настоящему тепло и комфортно. Мы засыпали, а с наружи доносилось красивое пение девушек засидевшихся возле "елки".
Проснулся я посреди ночи. От порывов ветра хлопал вход в тамбур и стенки палатки то втягивались, то

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

наоборот надувались. Я включил свет и осмотрелся. От нашего дыхания образовалась снежная паутина на потолке и внутренних стенках палатки, хорошо видимая при свете фонарика. Сев внутри и едва коснувшись головой верхней полки предназначенной для сушки вещей-снежная паутина сразу же упала на меня сверху. В голове пробежали всевозможные варианты такого поведения палатки и сильных хлопающих звуков со стороны входа. Я тут же сообразил в чем могла быть причина. Вчера, после того как я залез перед сном в палатку, я обратил внимание но не сделал одну важную вещь. Я увидел, что молнию на входе на внешнем тенте не до конца закрыта. К сожалению, и это разозлило меня, я это заметил, не не придал этому большого значения. Ночью, от порывов ветра молния разошлась и вход достаточно сильно приоткрылся, тем самым пустив снег, ветер и холод во внутрь. Входная шторка палатки развивалась и хлопала как полотнище флага на ветру. Нужно было одеваться и вылезать из спальника и устранять вчерашнюю безответственность. К тому же я услышал как кто -

то прошел совсем рядом мимо нашей палатки. Тот час в голове мелькнула мысль и пронеслась картинка о предстоящей необходимости завтра одевать заледеневшие за ночь и запорошенные снегом ботинки. Накинув пуховку и шапку я наполовину вылез из тамбура на свежий воздух и лопаткой постарался подгрести и подсыпать на юбку уплотнившегося за ночь и покрытого морозной коркой снега, пытаясь защитить от порывов ветра нашу палатку. Ночь, по моему ощущению, в тот момент была какой-то космически черной и враждебно чужой. Более менее сделав эту процедуру я вернулся назад. Делать это было крайне не удобно из-за моих габаритов, рюкзаков и вещей, постоянно мешающих мне разворачиваться. Затем я достал наши замерзшие на морозе ботинки, положил их в чехол и засунул их во внутрь моего спальника. Протиснувшись в это теплое пространство и стараясь не прикасаться к ним я полностью застегнулся, надеясь, что до утра от моего дыхания и тепла моего тела ботинки более менее согреются. Не совсем приятно касаться в теплом спальнике ледяного мешка, но другого выхода не было. Наконец приняв удобное положение я стал засыпать.
Видимо видя свет фонарика внутри или слыша мои непонятные для других телодвижения и понимая что в нашей палатке не спят, вдруг кто-то подошел совсем близко к нашей палатке и не громко спросил нет ли у нас горячего чая. Сделав с собой, со спальником и со входом обратную процедуру я налил горячую воду из термоса в протянутую кружку и выпив с конфетой кружку воды сам, снова залез в теплый спальник. Через некоторое время тот же голос тихонько спросил осталась ли у нас еще вода. Вспомнив о жене и об количестве остатков воды в термосе-я ответил что нет и стал медленно погружаться в сон. На утро я узнал, что ночью безуспешно пытались найти воду чтобы проглотить таблетку, но вынуждены были заесть снегом. Видимо кто-то ночью не спал и чувствовал себя не совсем здоровым. Зная об этом ночью естественно я бы поделился остатками, но увы, я не мог этого предположить.
Утром мы проснулись от звуков игры на губной гармошке. Честно говоря я сам подумывал о таком приобретении,

но покупать и брать в поход губную гармошку и пытаться играть на морозе... И тут на тебе. Оказывается это играл наш гид. Было необычно и интересно слушать в палатке эти звуки гармоники. Мы стали потихоньку приходить в себя. Искали глазами вещи, которые нам предстояло одеть. Я просунул руку в мешок с ботинками и с удовлетворением почувствовал что они не грубые и теплые.
Одевшись и покинув палатку, я сразу увидел на утреннем морозе стоящего возле одной не окопанной снегом и не защищенной от ветра по периметру палаткой молодого человека. Что-то необъяснимое мне бросилось в глаза и это странное чувство отложилось в памяти. Как выяснилось впоследствии, он провел практически не спавши в двоем с девушкой эту холодную ночь в летней палатке, на тонких тренировочных пенках в спальнике с температурой комфорта +16, экстрима 0 при сильном порывистом ветре и с температурой на улице -29 градусов. Спросив и получив ответ что все нормально, я растопил на горелке вчерашний замёрзший холодец и перекусив начал готовиться к выходу в горы.

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)

Экстрим. История одного дня (автор - Вадим М.)